Вадим Панов: «Лучшего способа помассировать себе мозг, чем чтение, люди еще не придумали»

31.10.2011

27 октября на нашем сайте прошла онлайн-конференция с писателем Вадимом Пановым – автором, который входит в пятерку самых популярных мастеров в жанрах фантастики и фэнтези, на сегодняшний день у него вышло 26 романов. Вадим Панов является дважды лауреатом звания «Лучший фантаст России» и обладателем множества литературных премий. В ходе онлайн-конференции писатель рассказал о созданных им мирах, своих пристрастиях в литературе, планах на будущее и итогах творческой деятельности на текущий момент.

Фото

Видео

 

Юля: Дорогие друзья! Мы рады приветствовать вас на очередной онлайн-конференции на сайте «Молодежная Москва». У нас в гостях писатель, который заслуженно входит в пятерку самых популярных русских авторов в жанрах фантастики и фэнтези – Вадим Панов. Сегодня у нас в эфире пройдет конкурс – Вадим подарит свою книгу с автографом тому, кто первым ответит на вопрос от автора.

Вадим: Здравствуйте! Поскольку мы будем дарить книгу «Праймашина», вопрос будет из этого романа: как назывался летающий корабль, на котором главные герои ускользнули от преследования и атаковали замок главного злодея? А если вы еще ответите, почему корабль так назывался, это будет просто здорово.

Юля: Вадим, хотелось бы начать наш разговор как раз с обсуждения этого романа. Нам, как проекту, тесно связанному с онлайном, эта книга особенно интересна. Расскажите, как появилась такая идея? Ведь это совсем не типичная для российского рынка ситуация, когда книга и онлайн-игра находятся в такой тесной связи.

Вадим: На Западе, куда мы постоянно киваем и с кем себя сравниваем, это достаточно распространенная практика: когда выходит игра, интересно ее расширить, развить, показать не только то, что видит геймер на мониторе компьютера, но и подоплеку событий – словом, погрузиться в мир игры. Для наших разработчиков компьютерных игр это пока еще в диковинку, но тем не менее компания Nival решила таким образом заявить о себе. И получилось так, что мы с ними нашли друг друга. Меня часто спрашивали, когда я напишу роман в жанре чистого фэнтези. Я всегда отвечал, что классическое фэнтези не особенно меня привлекает.

Юля: А что в вашем понимании есть классическое фэнтези?

Вадим:
Это должны быть уши Толкиена. Будем называть вещи своими именами – профессор, совершенно гениальный человек, создал целый жанр. И теперь по страницам книг ходят толпы эльфов, гоблинов, орков, которые проклинают профессора, но, тем не менее, переползают из истории в историю. Мне все это было абсолютно неинтересно. На мой взгляд, есть «Властелин колец», и есть все остальное. Но тут появился замысел не совсем классического фэнтези, но связь с классическим здесь, конечно, есть. Есть здесь и очень интересная идея – есть зерно для размышлений, можно поднять глубокие вопросы взаимоотношений. Кто уже читал книгу, понимает, о чем я говорю: есть бессмертные герои, которые погибают, но возрождаются. И мне стало очень интересно посмотреть на то, как обычные люди взаимодействуют с этими героями, что между ними происходит. Это не просто история из серии «вот тебе меч, иди за тридевять земель и убей дракона».

Юля: Онлайн-игра вас не сковывала?

Вадим: Я прекрасно понимал, что всего я придумать не могу: мир Прайма был уже создан, но мне в нем было интересно. Я подключился к работе в тот момент, когда основная история этого мира – все его внутренние законы – не была еще до конца отработана. Во время работы мы взаимно обогащали друг друга, – я рассказывал о каких-то своих находках, которые потом, кстати, были использованы в игре. Так что жесткого ограничения не было. Я просто рассказывал об этом мире, который мне очень понравился.

Юля: Ваши поклонники надеются, что это начало цикла. Надежды оправданны?

Вадим: Это начало цикла, но цикл Prime World – это цикл компании Nival.

Юля: То есть вы рассказали одну историю и не планируете рассказывать другие?

Вадим: Пока вроде бы нет.

Юля: У некоторых ваших преданных читателей возникло опасение, что такое тесное сотрудничество с интерактивным миром может оттолкнуть от вас ту часть читателей, которые ценили ваши книги за реализм – в качестве примера как раз приводится «Тайный город».

Вадим: У меня же есть не только цикл «Тайный город» и «Праймашина» – есть и «Анклавы», которые на «Тайный город» не похожи практически ничем. По отзывам в Интернете и в реальной жизни я знаю людей, которые читают «Анклавы», но не читают «Тайный город», к примеру, и наоборот. Это просто показывает, что книги разные. На мой взгляд, это хорошо и правильно, потому что, если бы все книги были бы похожи одна на другую, как клонированные овечки, это было бы признаком деградации. В этих книгах поднимаются разные вопросы, описываются разные миры, разные герои.

Юля: Вы – автор четырех циклов – «Тайный город», «Анклавы», «Герметикон» и как представитель четвертого все же «Праймашина».

Вадим: Есть еще «Московская мистика».

Юля: Совершенно верно. Безусловно, вопрос, который я сейчас задам, задают вам часто, и он вас совершенно не удивит, но ответ на него очень интересен нашим посетителям: самую теплую привязанность к какому из этих циклов вы испытываете?

Вадим: Это очень сложный вопрос, он немного перекликается с другим, часто мне задаваемым – «какая книга у вас самая любимая?». Ответить на него можно только очень скучно, но очень правдиво: а как их разделить? Если появится нелюбимая книга – при работе над которой ты не чувствуешь себя увлеченным, не вживаешься в мир, не ощущаешь себя стоящим рядом с героями, не видишь те картины, которые описываешь... Это же будет очень заметно, это сразу даст о себе знать. Книги, написанные без души, никому не интересны, будем называть вещи своими именами. С другой стороны – и это, опять же, логичный ответ – есть, конечно, книга, отношение к которой у меня несколько особое. Это моя самая первая книга. Иначе быть просто не может – потому что она дольше всех задумывалась, над ней я больше всего работал. Это мой первенец.

Юля: Расскажите историю первенца?

Вадим: Он (роман) появился не сразу – сначала был мир. В какой-то момент я начал его придумывать. Мне интересно было развивать то, что теперь мы называем «Тайный город». Семьи, Великие дома, персонажи, их взаимодействие – как они связаны друг с другом, в чем их противоречия. Этот мир требовал детальной проработки. Для меня это была не работа, а удовольствие. Поскольку я никуда не торопился, это заняло три года. В какой-то момент, когда я понял, что мир уже есть, он готов, я стал думать, как о нем рассказать другим. Опыта написания книг у меня не было абсолютно никакого. Началась работа – как выстраивать композицию, сюжет, героев, как их описывать. Год с небольшим я писал первый вариант романа «Войны начинают неудачники», после чего пошел с ним по издательствам. Кажется, в шести издательствах я побывал, везде оставлял рукописи, потом звонил, узнавал их судьбу. Кто-то вообще не читал, кто-то говорил «придите попозже, а лучше позвоните, а лучше – ни того, ни другого». Это было больше десяти лет назад, и тогда планка для начинающих авторов была повыше. Я был готов к тому, что мне будут говорить «нет», но мне было интересно услышать – почему. В одном из издательств я встретился с редактором, который прочитал-таки мой роман. На мой вопрос он, освежив память прочтением пары листов, ответил: «Это же очевидно! Я просто не поверил во все это». То есть преградой стала фраза Станиславского «Не верю!», которую все знают, наверное, с младшего возраста. Мы ее относим к театру, но здесь я понял, что книга, литература – это то же самое. Здесь тоже должен быть свой Станиславский, как минимум внутренний, который будет говорить: «верю» или «не верю». После этого я еще где-то год перерабатывал черновик. Сюжет остался прежним, просто я сделал так, чтобы в это можно было поверить. Затем снова отправился по издательствам, и в одном из них, издательстве «Эксмо», мне поверили.

Юля: Шесть первых романов выходили по 2 романа в одной книге. Тогда уже был задуман цикл?

Вадим: Да. Когда я понял, что за мир получился, я осознал, что не расскажу о нем в одной книге, там будет много историй, и в одну книгу они физически не уложатся. В издательстве меня спросили, будет ли продолжение? Я ответил, что может быть. Первые книги выходили не по две – было перед этим издание, выходившее в серии «Российская боевая фантастика».

Юля: Такая история произошла и с «Тайным городом», и с «Анклавами»: вы создали этот мир, он живет. А потом появляются ваши фанаты или другие молодые авторы, которые ваши миры начинают населять своими героями, которые дальше начинают эту историю развивать. Вы в такие моменты их не ревнуете к созданным вами мирам?

Вадим: Вопрос ревности и конкуренции среди писателей вообще кажется мне очень забавным. Я уже говорил, что всего на свете не придумаешь. Так что мне, наоборот, очень интересно посмотреть и почитать что-то новое про мир, который я создал.

Юля: В «Анклавах» сейчас уже вышло, по-моему, три книги. Вы сами отобрали этих писателей?

Вадим: Изначально были заданы довольно общие условия, редакторская работа же была направлена на то, чтобы мир, который был создан, не изменялся, оставался в рамках вселенной анклавов.

Юля: То, что в результате отобрали, вам нравится?

Вадим: Безусловно.

Юля: Есть такое мнение, что «Герметикон» – это очень вольное продолжение истории «Анклавов».

Вадим: Это не так, хотя я прекрасно понимал, что в какой-то момент такие вопросы появятся. Эти миры похожи, но не связаны.

Юля: Расскажите про ваши отношения с поклонниками: к примеру, если некий молодой человек придумал что-то по мотивам ваших произведений, и он отправляет вам свой рассказ для прочтения, публикует самостоятельно, – вы общаетесь с этими людьми?

Вадим: Если это проходит именно как самостоятельная вещь, то я могу о ней даже не знать. А вообще мы совместно с издательством «Эксмо» два раза проводили конкурсы рассказов по «Тайному городу». Работы победителей вошли в сборники «Тайный город – твой город». Тогда я читал много рассказов, повестей, общался с авторами, излагал свою точку зрения.

Юля: По «Тайному городу» проходят ролевые игры. Вы общались с их участниками?

Вадим: Да, меня несколько раз приглашали на такие игры. Но поучаствовать у меня не всегда есть возможность, ну и здесь нужно обладать большей увлеченностью в этом деле. А так, я приезжал в те края, где проводились игры, наблюдал, все это было очень интересно. Возвращаясь к вопросу о ревности, – это ведь тоже другой взгляд. Люди, создающие такие игры, придумывают свой сюжет, что-то могут поменять в глобальных вещах «Тайного города». По поводу игр есть еще один нюанс: я надеюсь, что уже очень скоро выйдет онлайн-игра по «Тайному городу». Я уже видел правила игры, ее оформление – мне кажется, это будет хороший проект. Официальный сайт x-grad.com уже открыт. Возможно, я и сам буду там играть.

Юля: И когда предполагается официальный релиз игры?

Вадим: Релиз будет, по-моему, в ноябре, бета-версия откроется в декабре.

Юля: Понимаю, что вопрос абсолютно не оригинальный, но не могу обмануть ожидания наших посетителей и ваших фанатов – будет ли сниматься кино по «Тайному городу», и будет ли продолжение самого цикла?

Вадим: По порядку: ситуация с экранизацией зависит не от меня. Предложения периодически – раз в несколько месяцев – поступают. Я встречаюсь с этими людьми, мы разговариваем, но на этом, как правило, все заканчивается. Насколько я понимаю, одно дело – предложить, и совсем другое – реально что-то сделать. Один раз было серьезное продвижение в этом направлении вплоть до написания сценария полнометражного фильма. Но продюсеры, которые поначалу предложили нам не стесняться, потом увидели, насколько мы не постеснялись... И на этом, собственно, все закончилось. Поэтому, что будет с кино, пока не известно.

Юля: Но вам хотелось бы?

Вадим: Зачем обманывать себя – естественно, любому автору хочется, чтобы это случилось. Но нужно относиться к вопросу философски, – если сейчас это не случается, значит, возможно, это случится позже. Что касается новой истории о «Тайном городе» – она выйдет, и я надеюсь, что уже в этом году. В декабре или, в крайнем случае, в январе 2012 года.

Юля: Это очень радостная новость. Продолжая разговор о циклах: по мнению некоторых посетителей нашего сайта, в сравнении с «Тайным городом» и «Анклавами» «Мистическая Москва» кажется не такой востребованной, популярной. Кажется ли вам так же, и, если да, то почему?

Вадим: Возможно, это мнение базируется на том факте, что давно в этом цикле не появлялось новинок. Ответить можно только так: это особый цикл для меня – я очень придирчиво выбираю истории для него. Изначально замысел состоит в том, что, несмотря на то что события происходят тоже в наше время в Москве, его истории должны существенно отличаться от «Тайного города». В «Тайном городе» таких событий не произошло бы. Идея для каждой книги у меня должна очень серьезно вызреть. Когда такое происходило, появлялись книги из цикла «Мистическая Москва». Сейчас в этом направлении у меня готовых идей нет.

Юля: Будет ли продолжение «Анклавов», «Герметикона»?

Вадим: Продолжение «Анклавов» уже существует – это две книги авторов Виталия Абояна и Андрея Фролова. Дальше будут подключаться другие авторы.

Юля: А выйдут ли книги в этом цикле за вашим авторством?

Вадим: Когда я задумывал «Анклавы», то с самого начала понимал, что для меня это будет некая законченная работа. Там есть четкое начало и финал, к которому шли все пять романов. Так что мне сейчас достаточно трудно вернуться в цикл, который даже на подсознательном уровне у меня был уже закончен. С другой стороны, никогда не говори «никогда», – возможно, пройдет время и мне снова станет это интересно. А «Герметикон» будет продолжен, потому что он сейчас в самом начале. Надеюсь, что будут новые истории с таким же красочным оформлением.

Юля: Кстати, про оформление: у вас в книгах есть цветные иллюстрации, абсолютно нетипичные по нынешним временам. Еще и комиксы... Чем было вызвано это неожиданное решение?

Вадим: Сам жанр подразумевает некую красочность. Когда я закончил книгу, то сказал в издательстве, что было бы очень неплохо не только напечатать, но и как-то показать этот мир. Редакторы подумали и согласились. А идея с комиксами была уже полностью моей, поскольку хотелось чего-то неожиданного. Мне показалось, что это интересный ход, – никто и нигде до «Герметикона» таких экспериментов не проводил. Хотелось сделать именно графический роман, в котором было бы максимально полно показано, что в нем происходит.

Юля: Насколько я знаю, в официальной версии электронных книг тоже есть цветные иллюстрации, и это была ваша принципиальная позиция?

Вадим: Это было сложно сделать, были свои заминки. Если я не ошибаюсь, компания-производитель предлагает бесплатное обновление, – если у вас версия книги без иллюстраций, ее можно обновить и пополнить ими.

Юля: Как вы относитесь к электронным книгам?

Вадим: Здесь все очень непросто. С одной стороны, все мы прекрасно понимаем, что паровозы и автомобили без проблем вытеснили лошадок и верблюдов из транспортных потоков, и возврата уже не будет. Если говорить только обо мне, то я сторонник бумаги. Я несколько раз пробовал, но читать с экрана у меня абсолютно не получается. Я вижу, что у чтения с экрана есть определенные недостатки: мы привыкли относиться к чтению с экрана просто как к съему информации. Это либо работа, либо новости. Взаимосвязь с головным мозгом не то что минимальна, но не требует особых усилий. А книги таких усилий требуют. После появления электронных книг на сайте мне часто задавали вопросы, особенно после финала «Анклавов», и получая эти вопросы я понимал, что люди читали электронную версию. Потому что люди, которые читали версию бумажную, таких вопросов не задают. Возможно, это связано со скоростью чтения, – я заметил, что люди, которые переходят на электронные книги, начинают читать больше, повышается скорость, но не всегда это идет на пользу качеству чтения. Конечно, есть люди, которые и «электронки» читают вдумчиво, не торопясь, но сейчас я говорю о статистике в целом.

Юля: Кто ваш любимый писатель, к каким книгам вы возвращаетесь и перечитываете их?

Вадим: Вообще я привередливый читатель. Мне нравятся хорошие книги хороших авторов, но, поскольку их не очень много, читаю я тоже не много.

Юля: Как вы определяете, что книга хорошая?

Вадим: Приходится или слушать людей, которым я доверяю, или в книжном магазине листать книги, просматривать несколько страниц. Смотреть, о чем рассказывается, как рассказывается. Сейчас, к примеру, читаю трилогию Нила Стивенсона, знаменитый «Барочный цикл». Все сейчас замерли в предвкушении 3 тома «Система мира».

Юля: С вашей точки зрения, чем вызвана любовь молодого поколения к жанру фэнтези – это не совсем комфортное ощущение себя в реальном мире?

Вадим: Как мне кажется, людям хочется в молодости все изменить, добиться чего-то совершенно невозможного. Фантастика и фэнтези как раз это и предлагают – они показывают, что нет предела разуму, гению, воле, упорству. Что нужно верить в себя, идти вперед, и тогда перед тобой откроются горизонты, которые казались немыслимыми. Не совсем согласен с тем, что читает это только молодежь. Мой читатель, к примеру, совершенно разный. Просто есть книги, предназначенные именно для молодежи, есть и для более старшего поколения. Это как история с фильмом «Касабланка»: когда он вышел, один критик написал, что в русском языке есть такое слово «пошлость». Дальше он абзаца два описывает, что это за слово и откуда оно взялось. Так вот, если мы разобьем «Касабланку» на отдельные позиции и рассмотрим каждую из них, то мы увидим пошлость везде, во всем – начиная от сюжета и заканчивая титрами. Но мы собрали все вместе и получили шедевр. Так что варианты возможны разные. То же самое с книгой – как автор напишет, так и будет. Может, она будет интересна не только молодым людям, но и людям постарше.

Юля: Не задевает вас отношение к жанру фэнтези как к легкому, несерьезному чтению?

Вадим: А почему это должно задевать? У каждого человека есть свое определенное отношение к миру и ощущение себя. Если человек готов быть непрерывно только в буднях с редкими праздниками и выходными и не интересуется чем-то необыкновенным, – пусть для него это будет легким жанром.

Юля: Вопрос от Валерии: «Вадим! Буду крайне благодарна, если вы объясните мне, зачем вы убили Лунного зайца?»

Вадим: Все очень просто – это один из посылов «Анклавов» – «Богам не место в срединных мирах». И от тех, кто там появляется, избавляются.

Юля: Много вопросов пришло про традиции, речь о которых идет в «Анклавах». Вообще, часто к вам обращаются с просьбой объяснить, что вы имели в виду, потому что есть такие моменты в книгах, которые могут эти вопросы вызывать?

Вадим: Иногда случается. Что касается традиций – сознательно не было «разжевывания», о чем идет речь. В книгах есть достаточно четкие подсказки, какая именно из традиций легла в основу. На мой взгляд, подсказок достаточно много.

Юля: Вы свои миры логически конструируете или они приходят к вам как вдохновение?

Вадим: Трудно сказать, но, наверное, превалирует логика, иначе мир вселенной начнет сыпаться, причем очень быстро. Я стараюсь делать так, чтобы мир подчинялся определенным законам, и все было продумано, потому что иначе будет не конструкция, а конструктор.

Юля: Вы считаете себя успешным писателем?

Вадим: Бывают случаи, когда выясняется, что мои книги читают люди, далекие от литературы и вообще от чтения как такового. В такие моменты ты понимаешь, что что-то у тебя получается.

Юля: Если бы вы не писали книги, чем бы вы занимались?

Вадим: Забавный вопрос. Наверное, я стал писателем, потому что не хотел танцевать, не умею играть на музыкальных инструментах и плохо пою. Что мне оставалось делать?

Юля: Три вещи, которые должен сделать каждый человек, исходя из вашей жизненной философии?

Вадим: По классике – построить дом, вырастить детей, а не сына, посадить сад... И еще, наверное, четвертый пункт – остаться собой. Очень непростой пункт, поэтому его, наверное, в три классических и не ввели.

Юля: Коммерческая и творческая составляющая находятся ли в каком-то противоречии?

Вадим: Для меня единственный существующий критерий – это творческий. Я пишу книги в удовольствие, в первую очередь, для себя. Это, я надеюсь, чувствуется. Мне очень интересно писать книги и рассказывать именно те истории, которые я придумал. Так что подобные вопросы передо мной просто не встают. Если есть интерес – появится книга.

Юля: Насколько похожи Вадим Панов – человек и Вадим Панов – писатель?

Вадим: Вадим Панов – писатель много молчит. Но иногда проговаривает какие-то диалоги, вполголоса бубнит себе под нос. Вадим Панов – человек говорит больше.

Юля: Своих героев вы наделяли своими личными чертами? Или, может, чертами друзей, знакомых?

Вадим: Хотим мы того или нет, но любая книга является отражением позиции автора, его отношения к происходящему, в той или иной степени. Рассказывая какую-то историю, мы все равно пропускаем ее через себя. Даже те книги и фильмы, где в начале написано «основано на реальных событиях», все равно являются глухой фантастикой, потому что они прошли через автора. Так что в любой книге мое отношение к происходящему присутствует. Другое дело, что я стараюсь быть максимально объективным. Потому что, как известно, правд несколько. Главная правда, конечно, остается за победителем, и злодеи, которые действуют злодейским образом только из злодейских побуждений, бывают только в детских сказках. Любой положительный герой в чем-то все равно окажется не прав, по крайней мере, с точки зрения злодея.

Юля: Когда вы начинаете книгу, проверяете ли вы успешность замысла на ком-нибудь?

Вадим: Нет, стараюсь все держать в себе.

Юля: Были ситуации, когда «не шла» книга?

Вадим: Нет, потому что я довольно долго всегда прорабатываю саму идею, базовую «соль» книги, со всех сторон ее рассматриваю. Когда я подхожу к написанию, то уже знаю, что мне это интересно. Всегда есть предварительная работа над книгой, без записей и черновиков, а на этапе осмысления.

Юля: Написание книги требует определенной дисциплины – есть ли у вас план из серии «за день я должен написать 20 страниц»?

Вадим: Каждый этап работы над книгой интересен по-своему: придумывание идеи, затем сюжета, первые наброски, формирование эпизодов, работа над чистовиком. Так что заставлять себя не приходится.

Юля: В следующем году у вас юбилей. Подводите ли вы какие-то промежуточные итоги, довольны ли вы своей жизнью, что еще хотели бы сделать, узнать, может, осуществить то, что до сих пор не удавалось?

Вадим: Хороший вопрос. Естественно, каждый из нас в какие-то моменты подводит определенные итоги. Ко мне это тоже относится, но я предпочитаю больше все же смотреть вперед. Определенные цели перед собой я, конечно же, ставлю.

Юля: По нашей традиции в конце интервью мы просим наших гостей продолжить три фразы. Первая: «Современная молодежь – это...?»

Вадим: Это бурление. Причем не только современная, молодежь – это всегда бурление. Так есть сейчас, так было раньше и, я надеюсь, что так будет и дальше.

Юля: «Современная Россия – это...?»

Вадим: Сложно сказать, но, наверное, это надежда. Потому что, если ее не будет, все будет совсем плохо. Остается только надеяться и верить.

Юля: «Сегодня модно...?»

Вадим: Немодный я человек. У меня к моде отношение достаточно сложное. Помните, несколько лет назад был такой популярный в Сети «падонковский» язык? Тогда меня спросили, как я отношусь к тому, что на наших глазах формируется новый язык? Я сказал – может, еще год, при хорошем раскладе. Потом же останутся 2 – 3 выражения, которые его переживут. Надеюсь, что чтение не входит в понятие моды. Лучшего способа помассировать себе мозг люди еще не придумали и вряд ли придумают. Это должно быть не модным, а естественным, чтобы у человека работала голова. В остальном же – как было написано на троне у царя Соломона – «и это пройдет». Наверное, модно быть собой. Причем не оставаться, а именно быть, – искать то, что тебе действительно по душе, и находить это.

Юля: Большое спасибо за беседу.

Вадим: Спасибо.

 

Беседовала Юлия Киселева

Фото Алексея Мощенкова

Календарь

Сегодня: 21.08.2013 Время: 23:52
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Не все поля формы заполнены корректно:

    Не все поля формы заполнены корректно!